?

Log in

No account? Create an account
RUSSIAN DOCTOR IN TROPICS / РУССКИЙ ДОКТОР В ТРОПИКАХ
ПРОВАЛ «РУССКИХ СЕЗОНОВ XXI» В ЛОНДОНЕ 
12-июн-2011 12:15 am
Для моих друзей, любителей балета, взял на себя труд перевести статью редактора "Dancing times" Джонатана Грэя о "Русских сезонах XXI", прошедших в рамках Дягилевского фестиваля на сцене лондонского Колизеума в апреле 2011. Всякий раз жутко расстраиваюсь, когда читаю такие негативные рецензии от именитых балетных критиков.

Театр "Кремлевский балет" и приглашенные звезды из Большого и Мариинки исполнили балеты «Синий Бог», «Жар-птица», «Тамар», «Шахерезада», «Павильон Армиды», «Послеполуденный отдых фавна» и «Болеро».

Далее цитатный перевод из Dancing Times \ June 2011 \ pp. 45, 47:



"С прискорбием вынужден констатировать, что так называемая дань Русским балетам, воздаваемая "Кремлевским балетом" в течение недели на сцене Колизеума, явилась настоящей катастрофой, и по мнению многих серьезных знатоков танца столь неаутентичная постановка может лишь оскорблять память многих великих художников, хореографов, композиторов и артистов, ассоциирующихся с труппой Сергея Дягилева.

Организованный бывшим танцовщиком Большого, Андрисом Лиепой (который предворял каждый балет путанными речами об относительности исторической точности), сезон по-видимому преследовал цель воскресить в памяти у публики Русские балеты, показать, на что могли быть похожи те спектакли. Дабы совершить сей невероятный подвиг, постановка должна была с максимальной точностью воспроизводить оригинальные балеты, однако ни хореография, ни воссозданные декорации и костюмы ("восстановленные" большей частью Анной Нежной) не вызывали доверия. У меня возникает вопрос: насколько серьезно была проведена исследовательская работа в музеях, библиотеках и архивах Запада, где хранятся ценные исторические материалы по Русским балетам? Судя по безвкусному сезону, не особо серьезно. Не меньше разочаровал и танец Кремлевского балета, несмотря на участие выдающихся артистов из Большого и Мариинки, которые были безжалостно употреблены в таких постановках как "Жар-птица" и "Шахерезада".

Уэйн Иглинг снабдил труппу новой версией "Синего Бога" (неудачная постановка для Карсавиной и Нижинского, просуществовавшая всего несколько лет в репертуаре Дягилева), в которой даже не прозвучала оригинальная музыка Рейнально Хана. Поставленный на музыку Александра Скрябина и исполненный в декорациях, лишь отдаленно напоминающих восхитительную работу Бакста, балет превратился в костюмированный бал из заученных поз, кульминацией которого стало неподдающееся пониманию явление гигантского змея с глазами, стреляющими лазерными лучами.

Николай Цискаридзе из Большого предстал в образе "Синего Бога", а его остроконечные золотые ногти стали самым экзотическим моментом всего спектакля. Открыв выступление, этот балет задал тон всему, что последовало дальше.

"Жар-птица" и "Шехеризада" Михаила Фокина были представлены в версиях, напоминающих постановки Мариинского балета; наиболее удачной стала "Жар-птица", в которой партию Ивана-Царевича исполнил Илья Кузнецов. Выход Илзе Лиепа (Зобейда в "Шехеризаде") в парике и одеянии, напоминающими Иду Рубинштейн, потряс даже больше, чем Золотой раб в исполнении Цискаридзе, который хотя бы соответствовал сценическому образу.

Юриус Сморигинас поставил новую хореографию для нелепой версии "Тамар", в которой Ирма Ниорадзе из Мариинки корчилась в бодистокинге из кожи розового леопарда на пару с Кузнецовым - и то же в "Павильоне Армиды". Это воссоздание Армиды вызвало наибольшее разочарование; начало и финал настолько выброшены за борт, что центральная "сцена грез" выродилась в вставной дивертисмент. По крайней мере публика смогла услышать оригинальную партитуру Черепнина, действительно очень притягательную, однако Ринальдо в исполнении Андрея Меркурьева из Большого стал лишь еще одним балетным принцем в мерцающих белых трико, - отнюдь не тот характерный образ, который мечтал воплотить Фокин. Балет не попытался повторить па де труа в прославленном исполнении Балдиной, Карсавиной и Нижинского в "Русских балетах" (Гамбургский Балет исполняет чарующую версию этого танца с блестяще восстановленным оригинальным дизайном Бенуа).

К отвратительному концу вывели сезон Цискаридзе с его смехотворно жалкой версией "Послеполуденного отдыха фавна" Вацлава Нижинского (см. открытое письмо Энн Хатчинсон-Гест к Андрису Лиепе на стр. 10 *) и Илзе Лиепа с попыткой воссоздать псевдо- "Испанское "Болеро" Брониславы Нижинской, которое даже не исполнялось в Русских балетах. Единственным настоящим успехом сезона можно признать дирижерскую работу Александра Титова, заставившего музыку сиять новой жизнью, особенно в балакиревской "Тамар"."


* Открытое письмо Энн Хатчинсон-Гест к Андрису Лиепе:

Dear Andris — It is a long time since you drove me in your modest little car (chosen to avoid car theft!) back to my hotel in Moscow while I was there for a Nijinsky celebration. It was delightful to be with you and to find you were so fluent in English.

Now I have seen you again, but at a distance while you made announcements from the London Coliseum stage. We were in the audience specifically to see your production of L'Apres-midi d'un faune.

My husband, Ivor Guest, the ballet historian, and I were shocked at what we saw. It was a gross travesty of Vaslav Nijinsky's first ballet, clearly derived from memory-based versions, such as that by the Jeffrey Ballet in which Rudolf Nureyev added his own understanding and preferences. What we saw that night appears to be this version with his distortions further exaggerated. What was elegant is now crude. Distortions happen too easily. When Nijinsky returned to the Diaghilev company in New York in 1916, he refused to dance in Faune as it had become so distorted. This fact was reported in the NewYork Times. In only four years the changes had been that bad.

Surely you are aware that there exists an authentic, definitive version recorded in detail by Nijinsky in his own dance notation system? His score lay unused in the British Library until, at his widow Romola's request, two notation specialists broke the code on his system. A revival which brings to life Nijinsky's score is the only authentic version. And only this version can be listed in the programme as having "Choreography by Nijinsky." But the very questionable version presented was quite wrongly attributed solely to Nijinsky.

To quote a few points: the authentic version begins with the curtain rising on the first note of the music. The corrupt version we saw at the Coliseum allows a whole section of music to go by before the Faun is seen. There are about three short places where the Kremlin Ballet version is correct in timing and in movement. The entrance of the first three Nymphs is correct except that the second Nymph should have her head bowed and is holding onto the bodice of the first Nymph. Where is the rapid entrance, using triplets, of the Joyful Nymph? And her excited running to and fro? Where are the two late Nymphs who, ashamed, quietly ease into place in the group before the ritual begins? The Leading Nymph should drop three veils, not two, the last one being, in fact, her dress, leaving her in her chemise. The Faun does not travel as though he is a hunchback, he is more a noble "king of the castle". Where is the elegance? Where are the relationships between the Nymphs and between Nymphs and Faun? In the authentic version a clear logical story is told.

As the performance unfolded, I found myself laughing at this ridiculous version and had trouble keeping my laughter quiet. It seemed impossible that this ballet could have become so distorted. Is this version honouring Nijinsky? Certainly not, nor does it honour Diaghilev.

I hope you will see it as important to honour Nijinsky as well as the general public in future by presenting only the authentic version.

—Yours sincerely,

Аnn Hutehinson Guest
London

Примечание: Энн Хатчинсон-Гест —  признанный эксперт в области балета (в частности, занималась «Последполуденным отдыхом фавна» Вацлава Нижинского), а упоминаемый в тексте ее муж Айвор Гест — крупнейший историк балета.


"Фавн Нижинского", коллекция "Русский балет". Работа Ольги Алексеевой. Неглазурованный фарфор.
Comments 
12-июн-2011 10:45 pm
Anonymous
:) То, что вы приводите - это из клана "анти-цискаридзе". T-bonny вообще один из критиков разлива Кузнецовой-Яковлевой, которые все завывают от на тему превосходства Мариинки и тамошних реконструкций . Знаем всю эту кухню.

Фавн мрачноватый , но вполне чувственный, никакой пошлятины или нелепости в нем не наблюдается. Одни хотят от него немыслимого аристократизма, а Мих. Сан. большей чувственности. Так разорвут пополам бедного фавна. Синий свет плох , соглашусь, но костюмы вполне соответствуют тем, что на фотографиях дягилевской труппы. Если и есть искажения, то не такие, чтобы убиваться об стену как делают эти английские балетоведы. При просмотре этого номера было ощущение недостаточной "античности" что ли, в отличие от бакстовских декораций, но эта проблема декораций и света, а не артистов. В статье же с пренебрежением и фырканем пишут об артистах, а это уже признак заказа.
13-июн-2011 06:03 am
Фавна все же правильней будет посмотреть в театре. Там важны нюансы, которых не видно через амбразурку ю-тюба. В любом случае здесь приведена критика специалистов, с которой можно считаться, а можно предпочесть собственное видение. Это же дело вкуса и знаний!

Приведенные критики ни к какому клану не относятся. Николай Цискаридзе, конечно, известен балетоманам мира, однако его зарубежная известность сильно уступает славе на родине, а потому никому и критиков такого калибра и в голову не прийдет создавать какие-то кружки за и против Николая. Потому можно быть уверенным, что здесь они высказывают свое искреннее мнение рафинированных балетоманов :)

Впрочем, мне не совсем понятно, почему вас задевает критика именно в адрес Цискаридзе? Здесь дан почти тотальный разнос сезона!

Что касается T-bonny, у этого критика имеется и вполне зрелое личное мнение и он довольно критично относится к опусам той же Кузнецовой. В любом случае, согласитесь, его комментарий достаточно аргументирован.

Edited at 2011-06-13 06:08 (UTC)
15-июн-2011 11:57 am
Anonymous
t-bonny сам способен отмочить что-нибудь не хуже Кузнецовой. Знания о балете у него есть, но перл об артистах Мариинки, затмивших своим блеском ужасную хореографию ,аргументом не назовешь. Это фразочка в духе "генеральной линии партии", установленной Кузн. и прочими гаевскими. Ну а Цискаридзе там как кость в горле, независимо от качества его работы, это известно. И любой проект, связанный с ним попадает в тень его конфликтов.

Британские критики могут быть очень предвзятыми. Одна история с конфликтом Цискаридзе и Исмены Браун чего стоит. Кстати, есть рецензия Исмены на эти спектакли, и там такая пирдуха, что начинаешь реально смеяться. Столько ненависти к Цискаридзе, таким гоблином она его живописала, что хоть стой, хоть падай. И это выдается за непредвзятое мнение.

переведенная вами статья показательна не столько отношением к спектаклю, сколько непрофессионализмом. Если пишут , что Лиепа вышла в парике,а Цискаридзе к когтями, то где здесь критика танца? Типичный прием а-ля Кузнецова - Яковлева, создание общей негативной картины, пренебрежительный тон без конкретики. Это шоу есть за что критиковать, мягко говоря, но та непрофессиональная истерика, которую они подняли, говорит о "политических" отношениях труппы и критиков. Подумаешь, кто-то плохо восстановил балеты, у профессионалов это не вызывает больших эмоций. А тут истерика, значит что-то еще примешано.

Ни один из этих артистов на сцене глупостей не делает. Это мастера. И если критик не может отделить общее впечатление от балета в целом от работы каждого конкретного артиста, значит он непрофессионален. Или врет, что часто случается. Если вам нравится чье-то выступление , а критики пишут противоположное, то , при условии, что вы зритель со стажем, на критиков лучше плюнуть с высокой колокольни.

16-июн-2011 09:31 pm
Спасибо Вам за ваше мнение.

Что касается T-bonny или Татьяны Анатольевны, то надо разделять, когда они пишут в формате периодических изданий, на которые работают (там все же необходимо следовать "линии партии"), и совсем другое - когда они пишут личное мнение на блоге (здесь уже можно чувствовать себя свободней).

Исмена брала интервью у Ратманского, что и было процитировано дословно. Николай почему-то обозлился на журналистку. С того все и пошло...

В балете, особенно если речь заходит о ретроспекции в дягилевские Сезоны, важна не только техника танца, но и костюмы, грим, в ощем вся сценография. Куда же без этого? Так что я бы не стал обвинять признанных всемирно известных балетных критиков в непрофессионализме. Можно еще поговорить о предвзятости, но это максимум для защиты.
This page was loaded июн 20 2019, 9:29 am GMT.