?

Log in

No account? Create an account
RUSSIAN DOCTOR IN TROPICS / РУССКИЙ ДОКТОР В ТРОПИКАХ
ПРОВАЛ «РУССКИХ СЕЗОНОВ XXI» В ЛОНДОНЕ 
12-июн-2011 12:15 am
Для моих друзей, любителей балета, взял на себя труд перевести статью редактора "Dancing times" Джонатана Грэя о "Русских сезонах XXI", прошедших в рамках Дягилевского фестиваля на сцене лондонского Колизеума в апреле 2011. Всякий раз жутко расстраиваюсь, когда читаю такие негативные рецензии от именитых балетных критиков.

Театр "Кремлевский балет" и приглашенные звезды из Большого и Мариинки исполнили балеты «Синий Бог», «Жар-птица», «Тамар», «Шахерезада», «Павильон Армиды», «Послеполуденный отдых фавна» и «Болеро».

Далее цитатный перевод из Dancing Times \ June 2011 \ pp. 45, 47:



"С прискорбием вынужден констатировать, что так называемая дань Русским балетам, воздаваемая "Кремлевским балетом" в течение недели на сцене Колизеума, явилась настоящей катастрофой, и по мнению многих серьезных знатоков танца столь неаутентичная постановка может лишь оскорблять память многих великих художников, хореографов, композиторов и артистов, ассоциирующихся с труппой Сергея Дягилева.

Организованный бывшим танцовщиком Большого, Андрисом Лиепой (который предворял каждый балет путанными речами об относительности исторической точности), сезон по-видимому преследовал цель воскресить в памяти у публики Русские балеты, показать, на что могли быть похожи те спектакли. Дабы совершить сей невероятный подвиг, постановка должна была с максимальной точностью воспроизводить оригинальные балеты, однако ни хореография, ни воссозданные декорации и костюмы ("восстановленные" большей частью Анной Нежной) не вызывали доверия. У меня возникает вопрос: насколько серьезно была проведена исследовательская работа в музеях, библиотеках и архивах Запада, где хранятся ценные исторические материалы по Русским балетам? Судя по безвкусному сезону, не особо серьезно. Не меньше разочаровал и танец Кремлевского балета, несмотря на участие выдающихся артистов из Большого и Мариинки, которые были безжалостно употреблены в таких постановках как "Жар-птица" и "Шахерезада".

Уэйн Иглинг снабдил труппу новой версией "Синего Бога" (неудачная постановка для Карсавиной и Нижинского, просуществовавшая всего несколько лет в репертуаре Дягилева), в которой даже не прозвучала оригинальная музыка Рейнально Хана. Поставленный на музыку Александра Скрябина и исполненный в декорациях, лишь отдаленно напоминающих восхитительную работу Бакста, балет превратился в костюмированный бал из заученных поз, кульминацией которого стало неподдающееся пониманию явление гигантского змея с глазами, стреляющими лазерными лучами.

Николай Цискаридзе из Большого предстал в образе "Синего Бога", а его остроконечные золотые ногти стали самым экзотическим моментом всего спектакля. Открыв выступление, этот балет задал тон всему, что последовало дальше.

"Жар-птица" и "Шехеризада" Михаила Фокина были представлены в версиях, напоминающих постановки Мариинского балета; наиболее удачной стала "Жар-птица", в которой партию Ивана-Царевича исполнил Илья Кузнецов. Выход Илзе Лиепа (Зобейда в "Шехеризаде") в парике и одеянии, напоминающими Иду Рубинштейн, потряс даже больше, чем Золотой раб в исполнении Цискаридзе, который хотя бы соответствовал сценическому образу.

Юриус Сморигинас поставил новую хореографию для нелепой версии "Тамар", в которой Ирма Ниорадзе из Мариинки корчилась в бодистокинге из кожи розового леопарда на пару с Кузнецовым - и то же в "Павильоне Армиды". Это воссоздание Армиды вызвало наибольшее разочарование; начало и финал настолько выброшены за борт, что центральная "сцена грез" выродилась в вставной дивертисмент. По крайней мере публика смогла услышать оригинальную партитуру Черепнина, действительно очень притягательную, однако Ринальдо в исполнении Андрея Меркурьева из Большого стал лишь еще одним балетным принцем в мерцающих белых трико, - отнюдь не тот характерный образ, который мечтал воплотить Фокин. Балет не попытался повторить па де труа в прославленном исполнении Балдиной, Карсавиной и Нижинского в "Русских балетах" (Гамбургский Балет исполняет чарующую версию этого танца с блестяще восстановленным оригинальным дизайном Бенуа).

К отвратительному концу вывели сезон Цискаридзе с его смехотворно жалкой версией "Послеполуденного отдыха фавна" Вацлава Нижинского (см. открытое письмо Энн Хатчинсон-Гест к Андрису Лиепе на стр. 10 *) и Илзе Лиепа с попыткой воссоздать псевдо- "Испанское "Болеро" Брониславы Нижинской, которое даже не исполнялось в Русских балетах. Единственным настоящим успехом сезона можно признать дирижерскую работу Александра Титова, заставившего музыку сиять новой жизнью, особенно в балакиревской "Тамар"."


* Открытое письмо Энн Хатчинсон-Гест к Андрису Лиепе:

Dear Andris — It is a long time since you drove me in your modest little car (chosen to avoid car theft!) back to my hotel in Moscow while I was there for a Nijinsky celebration. It was delightful to be with you and to find you were so fluent in English.

Now I have seen you again, but at a distance while you made announcements from the London Coliseum stage. We were in the audience specifically to see your production of L'Apres-midi d'un faune.

My husband, Ivor Guest, the ballet historian, and I were shocked at what we saw. It was a gross travesty of Vaslav Nijinsky's first ballet, clearly derived from memory-based versions, such as that by the Jeffrey Ballet in which Rudolf Nureyev added his own understanding and preferences. What we saw that night appears to be this version with his distortions further exaggerated. What was elegant is now crude. Distortions happen too easily. When Nijinsky returned to the Diaghilev company in New York in 1916, he refused to dance in Faune as it had become so distorted. This fact was reported in the NewYork Times. In only four years the changes had been that bad.

Surely you are aware that there exists an authentic, definitive version recorded in detail by Nijinsky in his own dance notation system? His score lay unused in the British Library until, at his widow Romola's request, two notation specialists broke the code on his system. A revival which brings to life Nijinsky's score is the only authentic version. And only this version can be listed in the programme as having "Choreography by Nijinsky." But the very questionable version presented was quite wrongly attributed solely to Nijinsky.

To quote a few points: the authentic version begins with the curtain rising on the first note of the music. The corrupt version we saw at the Coliseum allows a whole section of music to go by before the Faun is seen. There are about three short places where the Kremlin Ballet version is correct in timing and in movement. The entrance of the first three Nymphs is correct except that the second Nymph should have her head bowed and is holding onto the bodice of the first Nymph. Where is the rapid entrance, using triplets, of the Joyful Nymph? And her excited running to and fro? Where are the two late Nymphs who, ashamed, quietly ease into place in the group before the ritual begins? The Leading Nymph should drop three veils, not two, the last one being, in fact, her dress, leaving her in her chemise. The Faun does not travel as though he is a hunchback, he is more a noble "king of the castle". Where is the elegance? Where are the relationships between the Nymphs and between Nymphs and Faun? In the authentic version a clear logical story is told.

As the performance unfolded, I found myself laughing at this ridiculous version and had trouble keeping my laughter quiet. It seemed impossible that this ballet could have become so distorted. Is this version honouring Nijinsky? Certainly not, nor does it honour Diaghilev.

I hope you will see it as important to honour Nijinsky as well as the general public in future by presenting only the authentic version.

—Yours sincerely,

Аnn Hutehinson Guest
London

Примечание: Энн Хатчинсон-Гест —  признанный эксперт в области балета (в частности, занималась «Последполуденным отдыхом фавна» Вацлава Нижинского), а упоминаемый в тексте ее муж Айвор Гест — крупнейший историк балета.


"Фавн Нижинского", коллекция "Русский балет". Работа Ольги Алексеевой. Неглазурованный фарфор.
Comments 
11-июн-2011 10:09 pm
Я не знаю, как ранжируются критики в искусствоведении, но тот разнос, который Вы процитировали, возможно, написан профессионалом (человеком, получающим за этот разнос деньги), но не человеком, любящим искусство.
Нужно же понимать, что ощущение от постановки складывается из массы деталей, включая в огромной степени предварительный настрой смотрящего, вплоть до того, что он съел на завтрак (смотрящий, а не танцующий). Поэтому отрицательный отзыв без элемента сомнений - это не мнение специалиста, а либо выплескивание эмоций дилетантом, либо околополитическое сведение счетов (ворзможны варианты).
11-июн-2011 10:14 pm
Да нет. Человек этот любит и знает балет. А разносы в мире балета - обычное дело. Лондонские критики всегда отличались жесткостью. Ниже цитируется письмо еще одного критика, тоже весьма негативное
11-июн-2011 10:58 pm
Возможно, все написано искренне, и выступления действительно были провальными. Повторюсь, я абсолютный ноль в балете. Но я себе представляю в качестве двух основных причин провальных выступлений - отсутствие мастерства либо отсутствие души в исполнении. Мастерство исполнителей не обсуждается ни в одном из комментариев. Отсутствие души, видимо, считается субъективным фактором и не принято оценивать. Единственное нарекание, претендующее на безэмоциональную объективность - это то, чтоавтором было заявлено воспроизведение исторических версий, а на практике - музыка не та, декорации не те, трактовка не та, и выступал вовсе не сам Нижинский. Но это интерес академический, к искусству имеющий весьма малое отношение. А пассажи типа
- начало и финал настолько выброшены за борт, что центральная "сцена грез" выродилась в вставной дивертисмент...
воспринимаются как некий набор стандартных штампов для заполнения места в отрицательной рецензии. (Вариант: втору середина показалась приемлемой в отличие от начала и конца; причины автор указать не может; возможно, некоторое несовпадение с ранее им виденными исполнениями).
Рецензия Смондырева написана посдержаннее, но и его обвинения мне непонятны. Почему Эн Хатчинсон имеет право на некую "британскую" версию, а Лиепа на свою - не имеет? Версия может быть плохой и не нравиться зрителям, но непохожесть на британскую сама по себе не должна быть поводом для разгрома.
Первый раз вообще читаю балетную критику. В науке такая однозначность - и то редкость, хотя там вполне наличествуют объективные критерии. А в искусстве велик фактор внушаемости (например, великолепием черного квадрата). Мотивы внушателей нам неизвестны. При сомнении, идти ли на балет, концерт, выставку... я послушаю друга или даже случайного прохожего скорее, чем официального эксперта-профессионала.
12-июн-2011 01:16 am
абсолютно во всем с Вами согласна.
12-июн-2011 10:55 am
//Но я себе представляю в качестве двух основных причин провальных выступлений - отсутствие мастерства либо отсутствие души в исполнении.

Я тоже ноль в балете, но немножко разбираюсь в истории танца и его реконструкции. Критика высказывается не в адрес мастерства исполнителей, а в адрес качества постановок исторических балетов. Автор комментария рассматривает их в контексте современного западного опыта постановок, восстановления сложных (с т.з. воссоздания) и интересных (для зрителя) сцен и танцев, качества декораций, соответствия балетов первоисточникам.

С т.з. обывателя (нас с вами) или любителя балет может смотреться иначе — интересным, модерным, впечатляющим, и т.д. Мы ведь не видели, не можем судить. Но вот искусствовед, очевидно знающий историю этих балетов, съевшего собаку на сложностях трактовок их записей и опыте их воссоздания, высказал мнение, что постановки неудачны. Имеет право, думаю.
12-июн-2011 04:26 pm
Совершенно верно! В отношении "Фавна" речь идет не о "непохожести на британскую" версию, а о полном несоответствии с оригиналом. То, что здесь назвали "британской версией" есть не что иное как реконструкция, максимально аутентичная, признанная во всем мире и подкрепленная авторитетными источниками. К счастью, "Фавн", "Весна" и "Свадебка" тщательно описаны в деталях и поддаются восстановлению практически в первозданном виде. что, собственно и неоднократно случалось.
Протест британской критики вызвал пафос Андриса, осмелившегося заявить, что его постановки - воссоздание балетов Дягилевской антрепризы. :) И, тем более продемонстрировать их в Англии, где после развала "Русских балетов" осели большинство членов Дягилевской труппы. В Англии, где жила Тамара Карсавина, с которой, к слову, советовался отец Андриса, Марис Лиепа, когда реставрировал "Видение розы".
Забавна фраза, что ""Жар-птица" и "Шехеризада" Михаила Фокина были представлены в версиях, напоминающих постановки Мариинского балета"... Ведь в Мариинке эти балеты идут именно в постановке Андриса, осуществленной в свое время с помощью внучки Михаила Фокина - Изабель (кстати, не только не видевшей своего дедушку, но и занимавшейся балетом лишь в нежном детском возрасте). Очевидно, Грэй во время гастролей Мариинки с этими спектаклями не обратил внимания на, скажем так, достаточно вольную интерпретацию фокинской хореографии, завороженный прекрасными питерскими исполнителями и брендом "Мариинский балет".
Любопытно, кстати, отметить, что английский критик откровенно признает неудачной работу Уэйна Иглинга - между прочим, действующего художественного руководителя второй по значению труппы Британии - Инглиш Нэшнл Балле. Другой вопрос, что Уэйн не виноват - он лишь ставил хореографические фрагменты в "Синем боге", постановку и "спецэффекты" осуществлял Андрис, Иглинг увидел всё вместе лишь на премьере... :)
This page was loaded апр 21 2019, 12:35 pm GMT.