Alexey (botalex) wrote,
Alexey
botalex

ЗАТЕРЯННЫЙ МИР РОРАЙМЫ. Часть 2

Может, индейцы прошлого и забирались на вершину Рораймы, однако белый человек впервые ступил на плато относительно недавно. Первопроходцы объявили гору неприступной. Одним из первых путешественников, дошедших до Рораймы в 1838г., был Роберт Шомбургк — пионер научного исследования Британской Гвианы. Вернувшись со своим братом в Лондон, ученый привез богатые натуралистические сборы и завораживающий рассказ об удивительной горе, который незамедлительно породил легенды о доисторических формах жизни, сохранившихся на ее неприступном плато. Эти идеи развил в своем знаменитом фантастическом романе "Затерянный мир" Артур Конан Дойль, благодаря которому Рорайму окутал и без того ослепительный ореол загадочности и романтики. В те времена путешественники подбирались как можно ближе к тепую по реке Мазаруни, однако им все равно приходилось преодолевать большие расстояния пешком (в то время индейцы еще не успели спалить всю чащу тропического леса нагорья).

Summit of Roraima
Инопланетный пейзаж плато Рораймы утром 1 января 2011 года.

Презрев все трудности, влекомые фантазиями Конана Дойля, сюда продолжали прибывать исследователи. В 1864г. до Рораймы добрел немецкий ботаник Карл Фердинанд Аппун, а в 1872г. на нее любовался снизу Чарльз Баррингтон Браун, предложивший использовать воздушный шар для покорения вершины горы. С 1879 по 1884гг. орнитолог Генри Увайтли совершил несколько походов к Рорайме. Его попытки проложить путь к вершине через непроходимый облачный лес склонов горы не увенчались успехом.

В 1884г. немецкий коллектор орхидей Сьедель объединил свои усилия с прибывшими сюда путешественниками Эверардом Им-Тёрном и Гарри И. Перкинсом. Вначале они попытались пройти путем Увайтли, но проход не покорился и им. Однако Тёрн и Перкинс не оставили попыток и забрались на вершину, проложив свой собственный маршрут. Сегодня эту дорогу называют La Rampa. Несмотря на вполне предвиденные препятствия, восхождение оказалось нетрудным. Однако то, что они обнаружили на вершине, потрясло их воображение. Повсюду их окружали необычайные каменные фигуры, "бросающие вызов всем законам гравитации". Каменные изваяния были окружены водными потоками, водопадами, озерцами и болотами с низкой растительностью. В поле зрения покорителей не попалось ни единого дерева или крупного животного; их окружила первобытная тишина.

Bejaria imthurnii (Ericaceae) Sauvagesia imthurnii (Ochnaceae)
В честь Им-Тёрна названы эти 2 замечательных растения Рораймы: родственник наших рододендронов, бежария (Bejaria imthurnii) и совагезия из семейства охновых (Sauvagesia imthurniana).

Рассказы Им-Тёрна и Перкинса подогрели и без того огромный интерес европейцев к затерянному миру Рораймы. В 1894 и 1898гг. богатые научные сборы произвели МакКоннелл и Джон Квэлч. В 1911-ом по реке Кукенан в эти места забирается антрополог Кох Грунберг, собравший сведения о населяющих Канайму индейцах. Сегодня мы называем всех индейцев этого региона словом "пемон", на что они обижаются и не устают поправлять. "Пемон" по-индейски значит "человек". Так окресили местных аборигенов первопроходцы, не разобравшись в их языке. На деле же этот регион населяют три коренных этноса — taurepan, arekuna и camaracoto.

Connelia quelchii (Bromeliaceae) Rogersonanthus quelchii (Gentianaceae)
В честь МакКоннелла и Квелча названо красивое растение-литофит из семейства бромелиевых (родня ананаса) — коннеллия Квелча (Connellia quelchii). Справа фото удивительного представителя семейства горечавковых — роджерсонантуса Квелча (Rogersonanthus quelchii).

Всеобъемлющая научная экспедиция на Рорайму проходит в 1927-ом под руководством выдающегося маммолога Джоржа Генри Гамильтона Тейта. Его команда расставила ловушки по всему плато горы. "В каждой десятой ловушке мы обнаруживали создание, не отмеченное более нигде в мире", — с энтузиазмом писал ученый. Чаще всего в ловушки попадали неуклюжие черные жабанята ореофринеллы, названные в честь их первооткрывателей МакКоннелла и Квелча — Oreophrynella quelchii, живущая на самом плато, и Oreophrynella macconnelli, обитающая в лесах склонов горы.

Oreophrynella quelchii Brocchinia tatei (Bromeliaceae)
Ореофринелла Квелча. Справа: броккиния Тейта — представительница семейства бромелиевых, названная в честь Джоржа Тейта, не насекомоядна в отличие от растущей ниже броккинии усеченной.

Oreophrynella — род древних амфибий, встречающихся исключительно на тепуях. Поскольку жизнь на этих столовых горах эволюционировала медленней, ореофринеллы сохранили все признаки своих примитивных родственников из Африки. Брюшко у них оранжевое, но спинка черна как смоль. Вообще, все немногочисленные обитатели плато Рораймы окрашены в самые темные тона. Это явление в биологии известно как меланизм. Накопление пигмента спасает животных от мутагенных ультрафиолетовых лучей. Почти черны здесь и единственные 2 вида бабочек из рода Protopedaliodes, и стрекозы с пауками, и даже умилительные носухи коати (Nasua nasua vittata) — самые крупные обитатели Рораймы. Ореофринеллы — крохотные жабки, не способные прыгать. Медленно и неуклюже карабкаются они по скользким камням, перебирая лапками словно хамелеоны. Умей они прыгать, наверняка тут же угодили бы в глубокую расселину. Потревоженные жабанята прикидываются дохлятиной и кубарем скатываются в щель между камнями или в лужицу. На соседнем тепуе Кукенан обитает уже другой вид — Oreophrynella nigra.


Первое удачное восхождение на Кукенан (или Матави) совершила в 1963-ом группа исследователей из университетского колледжа Бангора (Уэльс). Издали Кукенан очень живописен. Индейцы по доброй воле на этот тепуй не забираются, ибо верят, что его населяют души умерших. В наши дни восхождение на него запрещено и законом. Во время дождей с Кукенана низвергается 4-ый по высоте водопад. Самый высокий в мире водопад Анхель (979 метров) можно наблюдать с небольшого самолета или вертолета, облетая Ауян-тепуй, но это уже совсем другая область Канаймы.

Matawí (Kukenán) tepui
Кукенан на закате

В 1933 лётчик из США Джеймс Эйнджел прилетел на Ауян-тепуй в поисках руды. По словам местных гидов он искал алмазы. Это вполне оправдано тем, что местные аборигены во времена Джеймса Эйнджела постоянно говорили о камнях, которые, по их описаниям, можно было принять за алмазы. На самом же деле, плато, с которого падает водопад Анхель, изобилует кристаллами кварца вроде тех, что мы видели на Рорайме (см. часть 1). 16 ноября 1933г. Эйнджел, пролетая над Канаймой, обратил внимание на Ауян-тепуи. 9 октября 1937г. он вернулся в эти места и попытался посадить самолет на этот тупуй, но при посадке самолет был поврежден и уже не мог взлететь снова. В результате Эйнджелу и трём его компаньонам (в их числе была и его жена Мари) пришлось спускаться с тепуя пешком. Их возвращение к цивилизации заняло 11 дней. Новости об этом приключении распространились очень быстро, и водопад был назван в честь Эйнджела (по-испанки его имя читается как Анхель - Salto Ángel). Т. о. водопад не имеет ничего общего с ангелами, как многие полагают. Самолет «Фламинго» Эйнджела оставался на месте приземления в течение 33 лет, пока его не сняли с плато вертолетом. Самолет был отреставрирован в авиационном музее города Маракай и теперь стоит прямо перед аэропортом города Сьюдад-Боливар.


Matawí (Kukenán) tepui
Кукенан в утренних облаках

Первые вертолетные экспедиции на Рорайму проводились с 1976 по гг. под руководством Чарльза Брюэра-Кариаса, которому посвящена интересная статья в февральском номере журнала Geo. 72-летний Чарльз Брюэр-Кариас снискал себе славу самого гениального рыцаря удачи на просторах Амазонии и сумасброда. Когда ему было восемь лет, Чарльз Брюэр составил первый список снаряжения для будущих экспедиций. Сегодня на его счету около двухсот экспедиций в джунгли Амазонки и книга, ставшая классикой антропологии. Сфера его интересов огромна: ботаника, энтомология, геология, спелеология, этнотехнология, антропологическая одонтология. В его честь названо 25 биологических видов.

В наши дни на Рорайму круглый год взбираются туристы в обязательном сопровождении индейцев пемон. В наименее дождливые месяцы (август, декабрь и январь) Рорайму ежедневно покоряют по нескольку десятков человек. Многих, как моего компаньона, профессора Сидельникова, сюда по-прежнему влечет фантастический роман сэра Конана Дойля. Моим же Конаном Дойлем стал наш соотечественник, а теперь уже американец, неутомимый путешественник и специалист по крокодилам блоггер Владимир Динецvdinets . Около 3 лет назад он опубликовал свой фотоотчет по Рорайме, который надолго овладел моим воображением. Именно рассказы Владимира о его удивительных приключениях и сподвигли меня завести этот блог в ЖЖ.

Cladonia sp. Maxillaria sp. (Orchidaceae) Epidendrum violascens (Orchidaceae) Epidendrum diffusum (Orchidaceae)
На склонах Рораймы среди лишайников можно обнаружить интересные орхидеи (кликайте на фото для увеличесния): максиллярию (Maxillaria sp.), эпидендрум фиолетовеющий (Epidendrum violascens) и миниатюрный эпидендрум раскидистый (Epidendrum diffusum), укрывающийся между камнями у самой вершины.

Владимир — здоровый парень, и Рорайма покорилась ему без особых трудностей. Однако замечу, что подавляющему большинству туристов этот поход дается нелегко. В любом случае он очень опасен. Взбираясь по склону, вы сталкиваетесь с участками шатких камней, а на поверхности есть места, где часами приходится скакать по валунам, разделенным глубокими расселинами, упав в которые, вы рискуете сломать кости таза и надолго застрять между камнями в ожидании спасательного вертолета. Валуны эти покрыты склизкими сине-зелеными водорослями, которые никак не облегчают передвижения. На обратном пути, во время спуска, идущих впереди меня индейцев-носильщиков завалило камнепадом. Камнепад — дело непредсказуемое, а потому в таких походах даже самые опытные проводники рискуют своими жизнями. Одному парню камень угодил в висок, другому повредил колено, так что пришлось мне поработать айболитом (благо я никогда не расстаюсь с аптечкой, в которой всегда имеются противошоковые средства, а также мощные анальгетики). Больше всего перепугались туристы, которые в ужасе наблюдали судороги потерявшего сознание юноши. Ребят спустили, и через час их забрал спасательный вертолет. Парамедики прилетели очень опытные, оснащенные отличными шинами и всем необходимым для оказания первой помощи. Поговорив с бригадиром, я понял, что человек он знающий, хотя парамедики во всем мире не имеют врачебного образования.

Gran Sabana (Canaima)
Завтра на Рорайму!

Многие ребята в нашей группе попростывали, отчасти из-за физического стресса, отчасти — продрогнув ночью (температура летними январскими ночами опускается здесь до +5С, а то и ниже). Кто-то разбил голову, кто-то натер жуткие мозоли. Аптечка моя пустела на глазах, но я был рад любому облегчению моего багажа, — ведь даже с нашими 15-20 кг за плечами недельный поход давался с большим трудом.

Cloud forest on Roraima slope Tillandsia turneri (Bromeliaceae) Roraima slope
Склоны Рораймы покрыты чащей облачного леса. Здесь всегда влажно, много низкорослых пальм и древовидных папоротников. Стволы деревьев поросли мхами и эпифитами, как эта тилландсия Тернера (Tillandsia turneri) на фото посередине.

Как только мы очутились на плато, пошел дождь, и в поисках подходящего каменного укрытия мы, измотанные подъемом и промокшие до нитки, проскакали горными козлами по валунам еще четыре часа. Профессор поначалу просто бурчал, не понимая, как он мог добровольно подвергнуть себя таким пыткам, да еще за деньги, но ближе к ночи холод и сопли окончательно подпортили его настроение, так что я ознакомился с арсеналом крепких академических выражений, не известных даже Далю :). Но вот наступило утро 1 января и выглянуло солнышко. Тут-то мы и очутились на другой планете. "Другая планета" звучала на всех языках, поскольку с нами были и японцы, и немцы, и голландцы, и венесуэльцы. Я сразу вспомнил любимый мульт из своего детства "Тайна третьей планеты". Не прошло и получаса, как профессор, позабыв об опасностях и мозолях, сайгаком перепрыгивал расселины и жадно фотографировал чудеса иноземного пейзажа. Я же с энтузиазмом ботанил. На вершине мы провели всего два дня, но воспоминаний вобрали на всю жизнь.

Roraima summit
Настоящий доктор не упустит здоровой анатомии :)

Отдельная трудность — пересечение узких, но бурных рек по пути к Рорайме. Индейцы рекомендуют надевать толстые носки и в них ступать с камня на камень (действительно так намного легче). Но во время дождей речушки текут так стремительно, что человеку нетяжелому трудно устоять на ногах. Поэтому, если вы несете дорогие фотоаппараты и камеры, упакуйте их в герметичные пакеты и передайте индейцам. Замечу, что на всем пути у вас не будет возможности зарядить аккумуляторы, поэтому надо взять запасные, либо экономить кадры.

Bonnetia roraimae (Bonnetiaceae) Psychotria concinna (Rubiaceae) Maguireothamnus speciosus (Rubiaceae) Symbolanthus elisabethae (Gentianaceae)
Еще несколько замечательных растений: боннеция рораймская (Bonnetia roraimae) из семейства бонециевых — низкорослый кустарник с кроной в форме гриба; психотрия изящная (Psychotria concinna) с неестественно сиреневыми цветками — представитель многочисленного рода психотрий семейства мареновых; магуайротамнус прекрасный (Maguireothamnus speciosus) также из мареновых и красивейший симболянтус Елизаветы (Symbolanthus elisabethae) из горечавковых, опыляемый маленькими изумруднопёрыми колибри.

Что касается гигиены, помыться вы в любой день сможете в чистейших реках, а на вершине — в так называемых джакузи (см. снимок). Гиды выдадут вам специальное биоразлагаемое голубое мыло. По утрам вода стекающих с тепуев рек очень бодрит :). На плато нельзя оставлять фекалии, дабы не нарушать баланс уникальной экосистемы, приспособившейся к условиях дефицита органики. Так что ваши гиды будут сооружать на стоянках туалеты со специальными пакетами из крепкого полиэтилена, в которых вы и будете оставлять все свои "удобрения".

Summit of Roraima

С эпидемиологической точки зрения Канайма — довольно безопасное место. Здесь нет ни малярии, ни желтой лихорадки, ни даже лихорадки Денге. У местных индейцев я отметил лейшманиозные язвы (у одного очень крупную на лодыжке), но от этих паразитов обычно не умирают. Переносят лейшманий москиты (не путать с комарами), от которых хорошо помогают репеленты с ДЭТА. Резервуаром одноклеточных лейшманий являются в основном грызуны, и подхватить эту кожную болезнь гораздо вероятнее в сельве, куда мы с профессором и отправились после покорения Рораймы. Но об этом расскажу как-нибудь в следующий раз.

На десерт полюбуйтесь на Рорайму с птичьего полета в этом коротком отрывке из фильма National Geographic на те же сюжеты:
Часть 1
Часть 2

Первую часть моего рассказа о путешествии на Рорайму см. здесь.

Эти и многие другие мои фотографии смотрите в этом альбоме.
Tags: amphibia, plants, venezuela
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →