Alexey (botalex) wrote,
Alexey
botalex

  • Mood:

МАЛАЙЗИЯ. Часть 1. Рай во всех отношениях!

Кликайте на фотки для увеличения

«Между юго-восточной оконечностью Азии и материком Австралии расположена единственная в своем роде страна – Малайский архипелаг, - страна человекоподобных обезьян, оранга и гиббона, и райских птиц, как назвал ее один из знаменитейших ее исследователей Альфред Р. Уоллес.
В состав этого архипелага входит ряд Зондских островов, огромных осколков континента, напоминающих по своей природе юго-восточную Азию. С ними граничат Молукские острова, или Пряные, упирающиеся в далекую и таинственную Новую Гвинею, одну из наименее исследованных областей земного шара. Цепь Малых Зондских островов и группа острова Тимора связывают главные острова с Австралийским континентом.
Покрытые роскошными лесами, дающими убежище бесчисленным зверям и птицам, острова Малайского архипелага населены разнообразными племенами людей: то культурными расами с длинной и славной историей, то полудикими или совершенно дикими, вчерашними, а может быть, еще и нынешними людоедами. Нет другого места на земном шаре, которое в такой степени привлекало бы к себе внимание натуралиста и этнографа, как эта область Инсулинда.»


Так начинается увлекательная книга «По островам Малайского архипелага», написанная проф. В.М. Арнольди. Издание 1923, подарил мне ближайший друг в прошлую субботу. Теперь Олег подымает науку в Марселе в крупнейшем микробиологическом центре мира, ну да это уже другая тема.

Приведу несколько иллюстраций к этой книге моими фотографиями с полуостровной Малайзии (Малакка) и с острова Борнео (он же Калимантан, если по-индонезийски):

Nepenthes ramispina Nepenthes ramispina periostum Nepenthes ramispina juvenile
Nepenthes ramispina. Правее: скользкие края периостума кувшина, зародыш кувшинчика формируется на конце листа из подобия горохового уса.

«Под ногами, скрываясь между кустарником, растет одно из удивительнейших растений тропических стран – насекомоядное растение Nepenthes. Его листья оканчиваются крупными кувшинами, полуприкрытыми крышками. Яркая пестрая окраска кувшинов привлекает к ним различных насекомых, которые садятся на край кувшина, но он настолько гладок, что насекомые не могут удержаться на нем, скользят и падают на дно в водянистую жидкость, скопляющуюся там. Насекомые находят там себе гибель, а растение, выделяя пищеварительный сок, переваривает их и к своей обычной пище, получаемой из воздуха и почвы, присоединяет новое блюдо – животные организмы.

Nepenthes mirabilis
Nepenthes sanguinea. Проверяю содержимое :)

Если заглянуть несколько времени спустя в кувшины непентеса, то от бедных насекомых остаются только крылышки и другие непереваримые части, свидетельствующие о хищных наклонностях растения. Однако число жертв настолько мало, что является непонятным, зачем растение вырабатывает себе такое сложное приспособление, если оно так мало использует его? Этот вопрос до сих пор еще остается нерешенным, стоит загадкой для биолога, привыкшего видеть в приспособлениях ответ на необходимые жизненные потребности организма»

Nepenthis gracilis Nepenthis gracilis, pitcher
Nepenthes gracilis образует многочисленные кувшинчики средних размеров

Тут профессор ошибался. Не так уж мало насекомых гибнет в заманчивых кувшинах непентесов! Хотя жидкость, наполняющая кувшины, и содержит пищеварительные ферменты, переваривание добычи осуществляется главным образом постоянными резидентами кувшинов – личинками особых мух и комаров, способных переваривать хитиновые каркасы крупных насекомых (например, черных тараканов) в считанные часы. Сами же личинки вырабатывают вещества, защищающие их от ферментов растения. В эксперименте было доказано, что если растению не давать такой подкормки насекомыми, оно отстает в росте.

Nepenthes ampullaria Nepenthes ampullaria
Nepenthes ampullaria. Для фото это "гнездо" пришлось порядком очистить от растительных паданков.

А вот этот непентес (N. ampullaria) интересен тем, что пошел новым эволюционным путем. Он обитает на столь скудных почвах, что приспособился использовать свои кувшинчики не только и не столько для ловли насекомых, сколько для сбора компоста. Его многочисленные маленькие кувшинчики кучкуются так, что собирают между собой большое количество опадающих листьев. Дополнительно процессу помогают щетинистые гребни-подметалки, расположенные вдоль кувшинчиков. Новая тактика оказалась очень успешной, и этот вид получил большое распространение по всей Малакке, на Суматре, Борнео и Новой Гвинее. Крышечки же его довольно сильно редуцировались так, что утратили свою первичную функцию (не допускать избытка дождевой воды внутрь), отклонены и больше приспособлены опять же для улавливания опадающих растительных остатков.

mossy forest
Утро туманное в моховом лесу

«Вся почва занята мхами-печеночниками, которые, как огромные черви, расходятся в разные стороны, покрывая собой камни и откосы дороги, то лиственными мхами-целыми маленькими деревцами…»

Balanophora papuana Balanophora papuana (Balanophoraceae) - parasitic plant
Вот она, напоминающая то ли коралл, то ли удивительный гриб, Balanophora papuana, столь узнаваемо описанная автором книги. 2-ое фото сделано Олегом Медянниковым в 2008г.

«Поднимаясь наверх, мы находили в большом количестве очень интересное растение – Balanophora, принадлежащее к паразитическим цветковым растениям, живущим на корнях деревьев. Баланофора имеет толстый клубневидный стебель оранжево-желтого цвета, по которому разбросаны в большом количестве желёзки в виде звездочек. На таком стебле местами возникают цветочные почки и среди окрашенных в желто-красный цвет листьев выходят соцветия. Баланофоры двудомны: одни экземпляры приносят только мужские цветки, другие же – только женские.»

Когда вышеупомянутый Уоллес, выведший теорию эволюции практически одновременно с Дарвином, впервые увидал эту потрясающе-красивую бабочку, он впал в настоящий экстаз! В 1855 г он назвал ее Ornithoptera brookiana (птицекрылка Брука) в честь первого белого раджи Саравака (область Борнео) Джеймса Брука. «Птицекрылка» – это за гигантский размах крыльев. Сейчас эта бабочка относится к роду Troides, а ряд авторов предпочитает классифицировать ее как Trogonopthera brookiana. А в экстаз было от чего впадать! Представьте себе, что во времена Уоллеса эти яркие бабочки тысячами сидели по берегам рек, насыщаясь водой с электролитами. Сегодня иногда можно повстречать сотенные скопления, но и небольшие группы вызывают полный восторг!

Trogonopthera brookiana Trogonopthera brookiana
Troides brookiana на водопое (самцы)

Целью нашей экспедиции в марте-апреле были ночные бабочки – основной предмет паломничества на Борнео и полуостровную Малакку российских энтомологов. Жуков там тоже много, но здесь пальму первенства неизменно держат японские исследователи и коллекционеры.

Так вот, путешествие наше началось с Куала-Лумпура, столицы Малайзии. В аэропорту мы быстренько арендовали отличный джип буквально за копейки (80$ в сутки делились на 4 человека) и покатили на Фрейзеровы холмы (Fraser Hill) – сущий рай для бабочников, ну и для меня, ботаника :). Причем, рай во всех отношениях.

Fraser's Hills our villa Fraser's Hills our villa
Наша вилла TM Resort Bungalow на Фрейзеровых холмах

Выйдя на балкон изумительно красивой виллы, расположенной на вершине такого вот холма (целиком арендовали все 2 этажа с камином и двумя балюстрадами лестниц менее чем за 160$ на четверых!), мы окунулись в умопомрачительный пейзаж! Представьте себе: вокруг горы, поросшие тропическим дождевым лесом, под вами проплывают облака, и все это озарено лучами заходящего солнца. На фото не передать, но я попытался…

Fraser's Hills view Fraser's Hills night
Вечер и ночь

Fraser's Hills morning
Утро

В первую же ночь мы столкнулись с таким летом бабочек, что у меня и Андрея Сочивко в ушах тут же очутилось по две моли, которые мигом пробрались к барабанным перепонкам! Пришлось умертвить их аммиаком тут же, внутри слухового канала. Так и сидел у меня в ухе хитиновый трупик, шурша при каждом зевке, до самой Москвы (дома я уже выбил его таки струей воды, выпущенной из поршня шприца). Короче, бабочки, большие и малые, облепили нас с ног до головы! Были здесь и всевозможные бражники, и достаточно редкие павлиноглазки, и совсем не редкие, но очень крупные и привлекательные лиссы (Lyssa zampa), и изобилие средних и мелких совок, огневок и прочей красоты, потрясающей разнообразием форм и раскрасок, многие из которых встречаются только здесь. Летели и жуки. И…никаких комаров и мошек!!! Говорю же – рай!

Lyssa zampa
Царица малазийской ночи - Lyssa zampa

Actias maenas Samia tetrica Loepa sikkima Antheraea rosieri
Расчудесные павлиноглазки (кликайте - узнаете названия)

Brahmaea hearseyi
Брамея - красивейшая ночница

Hexamitoptera lawinda
Heхamitoptera lawinda - живая ювелирка

Clanis undulosa gigantea
Clanis undulosa gigantea - самый крупный бражник на полуострове. Прилетал с шумом бомбовоза.

Ambulyx subocellata Ambulyx substrigilis Ambulyx sp Amplypterus panopus Daphnis hypothous Megacorma obliqua
Другие замечательные бражники (кликните, узнаете названия)

moth2 moth moth7 green beautymoth8 moth
Красивая "мелочь"

Pomponia imperatoria
Помпония императорская - самая крупная из местных цикад.

Продолжение следует… ;)

Tags: butterflies, malaysia, plants
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →