Alexey Yakovlev (botalex) wrote,
Alexey Yakovlev
botalex

Categories:

НЕМНОГО О КАМЕЛИЯХ И ФИЗИОЛОГИИ ДАМ

Решил написать небольшое пояснение к недавно представленному в Большом театре блоку балета "Дама с камелиями" гениального Джона Ноймайера. Балет этот хеореодраматический, в нем многое построено на пантомиме, символизме, метафорах, флешбэках и всюду "двойное дно", и всё это заставляет зрителя напряженно шевелить извилинами, перечитывать роман, а главное — возникает желание пересматривать спектакль вновь и вновь, обнаруживать новые его краски и смыслы.

В романе Дюма-сына «Дама с камелиями», по мотивам которого поставлен балет, речь идет о камелии японской. Другой распространенный в культуре вид, камелия китайская — это всем известный чай, ее цветки мелкие и всегда белые.

Villa Farnese (Villa Caprarola). Вилла Фарнезе.
Культурные махровые сорта камелии японской на вилле Фарнезе. Фото 0xymoron

В японской культуре камелия издревле занимает особое место, однако европейские садоводы открыли для себя это растение, еще ничего толком о японцах не ведая, задолго до высадки на острова в 1858 году коммодора Перри и последующего открытия Японии для мира. Роман «Дама с камелиями» пишется за два десятилетия до того, как Франция заболевает японизмом. Слава к японской гравюре с ее частыми изображениями камелии приходит во Францию только в 1860-ые, после того, как график Феликс Бракмон обнаруживает сборник «Хокусай Манга» и, пораженный новым для него искусством, показывает гравюры своим друзьям-художникам; а братья Гонкур в статье, опубликованной 10 января 1862 года, высказывают смелую для того времени мысль о том, что "... японское искусство так же прекрасно, как французское..." Только тогда японской гравюрой начинают всерьез интересоваться импрессионисты, а за ними Ван Гог и другие художники.

"Lady of the Camellias" by John Neumeier "Lady of the Camellias" by John Neumeier
Камелия на гравюре "Воробьи над покрытой снегом камелией" работы Утагавы Хирошиге (1797—1858) — мастера цветной ксилографии. В природе камелии начинают цвести в январе.

Дюма-сын еще не был отягощен познаниями о традиционном символизме камелии, однако уже в его время растение становится популярным в оранжерейном садоводстве. Первыми, вскоре после 1800 года, выращивать камелию в Европе начали английские садоводы, позднее культура камелии распространилась на материк — вначале в Бельгию, а оттуда камелия попадает во Францию и в Германию. В природе камелия японская цветет с января по март, но полученные сорта и гибриды могут зацветать и в другие месяцы. Природная Camellia japonica имеет красные цветки, но в культуре бывает и белой и всех переходных розовых оттенков.

"Lady of the Camellias" by John Neumeier
Оранжереи Verschaffelt в Брюсселе в 19 в. специализируются на селекции камелии и поставках этого растения с любительские сады по всей Европе. Скан из Greenhouse, vol. 1, Lemaire, L'illustration horticole.

Применительно к роману Дюма-сына важно знать, что камелия, хоть и напоминает внешне розу, совершенно не пахнет. Отсюда два повода для использования этого цветка в романе. Повод чисто медицинский: возлюбленная Дюма, куртизанка Мари Дюплесси (прототип Маргариты Готье), умирает в свои 23 года от чахотки (от туберкулеза, если говорить современным русским языком). В последние годы Мари не переносила пахнущих цветов, ибо ее и без того на ладан дышащие лёгкие реагировали удушьем на любой резкий запах. Потому камелия стала её любимым цветком. Повод литературно-метафорический заключается в том, что прекрасный на вид, но лишенный аромата цветок, может ассоциироваться с подделкой, неискренностью, любовью за деньги.

В романе Дюма-сына и в балете Ноймайера Маргарита выходит в свет то с красными камелиями, то с белыми. Так куртизанка отмечала свои «рабочие дни» и «выходные». Те, кто прочел роман, понимают, что красные камелии означали те «трудные» женские дни, что не годятся для любовных утех. Эти нюансы проведены и в балетное либретто «Дамы с камелиями».

Когда Арман знакомится с Маргаритой на спектакле «Манон Леско», в декольте её кобальтово-синего платья мы замечаем красную камелию. В следующей сцене, когда Арман прорывается в будуар куртизанки и своей искренностью добивается ее благосклонности, Маргарита дарит ему на прощание эту красную камелию, объясняя пантомимой, что Арман ей по сердцу, но придется подождать, когда наступит день белой камелии.

Olga Smirnova as Marguerite and Igor Tsvyrko as Count N. in "Lady of the Camellias" by John Neumeier.
Эпизод с красной камелией: Ольга Смирнова в партии Маргариты и Игорь Цвирко в партии Графа N. в "Даме с камелиями". Большой театр, 23.03.2014. Фото © Philippe Jordan.

В следующей картине Арман спит в своей съемной каморке на коврах, которые постелены над оркестровой ямой под самым первым бенуаром. Большинство зрителей правых балконов Большого театра этой сцены увидеть не могут, однако она важна для понимания дальнейших событий. Именно здесь Маргарита подкрадывается к спящему Арману и вкладывает в его руку белую камелию. Проснувшийся Арман обнаруживает в белый цветок и его охватывает счастье.

Интересны и последующие манипуляции с камелиями.

На Красном балу алое платье Маргариты украшено белой камелией, Маргарита всё еще водит за нос Графа N:

Olga Smirnova as Marguerite and Igor Tsvyrko as Count N. in "Lady of the Camellias" by John Neumeier
Сцена с белой камелией: Ольга Смирнова в партии Маргариты и Игорь Цвирко в партии Графа N в костюме Пьеро в "Даме с камелиями". Большой театр, 23.03.2014. Фото © Philippe Jordan.

В сцене на деревенских пленэрах цветка на Маргарите уже не обнаруживается. Понятно, что она отказалась от прежней жизни, а потому «маячки» ей уже не нужны – Арман уговорил Маргариту уехать из смрадного Парижа ради ее здоровья и девушка всецело отдалась своей любви к юноше. Но вот звучит тревожная музыка, Маргарита получает записку от отца Армана, она готовится к встрече, прихорашивается и по привычке уж было закрепляет белую камелию на платье, но поднимает на служанку вопросительный взгляд и, замечая ее укоризненные покачивания головой, спохватывается, вспоминая, что этот солидный господин едет посетить ее с совершенно иными намерениями, и цветок откладывается в сторону. Всё это сопровождается выразительной пантомимой, которая видна разве что зрителям в первых рядах.

1782368_611066155643199_572621573_o
Живые слёзы не часто увидишь в балете... Ольга Смирнова в партии Маргариты и Артём Овчаренко в партии Армана в "Даме с камелиями". Большой театр, 23.03.2014.

В последующей сцене, где Арман сталкивается с больной Маргаритой (та в коричневом платье) на Елисейский Полях, в руках у девушки мы видим букетик белых камелий. Эта одна из самых душещипательных сцен балета. Столкнувшиеся влюблённые стоят как вкопанные, букет падает из ослабевших рук Маргариты, но Арман, кажется, пока его не замечает. Какое-то время юноша смотрит на свою сбежавшую возлюбленную, их лица неподвижны, лишь взгляды напряженно устремлены друг к другу. Но вот Арман делает шаги в сторону Маргариты и тут он замечает оброненный букет белых (о ужас, белых!!!) камелий. В это мгновение Арман потрясен: по цвету камелий он догадывается, что смертельно больная Маргарита идет к очередному клиенту… Совершенно потрясающе здесь играют Ольга Смирнова и Артём Овчаренко, а вот Владислав Лантратов — Арман третьего состава — эту сцену немного подпортил тем, что прежде чем отдать Маргарите оброненный букет, пытался вдохнуть аромат цветов. Наверное, Владислав аллегорически желал вновь ощутить аромат утраченной любви, однако же Арман у Дюма, а значит и у Ноймайера, прекрасно знал, что камелии не пахнут. Кроме того, это ненужное действие является смысловым загрязнителем трагической сцены, где все проговорено одними лишь взглядами.

Далее мы видим Маргариту с белой камелией, приколотой к шикарному платью цвета серебра с патиной, на последнем балу, где взбешенный Арман вручает ей конверт с деньгами.

1899762_600627613354958_1266958783_o
На последнем балу Маргарита уже смертельно больна. Белая камелия на платье и букетик в руках. В партии Маргариты Ольга Смирнова. Большой театр, 23.03.2014. Фото © Philippe Jordan.

В последний свой выход в свет полумертвая Маргарита вновь является в театр с белой камелией на декольте. Букетик с белыми же камелиями держит и сидящий сразу за нею Граф N, но Маргарита этих цветов не видит, не замечает она и протянутого графом конусовидного свертка с ее любимыми конфетами (сверток тут же выпадает из ее ничего не чувствующих рук). Девушка непрестанно ищет взглядом Армана, и мы понимаем, что свою последнюю белую камелию она принесла для него. Вот она замечает знакомую шевелюру, спешит, спотыкаясь, к юноше, но обнаруживает, что обозналась – еще одна пронзительная сцена этого гениального балета.
_______________________________________

Либретто к балету "Дама с камелиями" Джона Ноймайера можно прочесть на сайте Большого театра здесь.

Хорошие рецензии на премьеру "Дамы с камелиями" в Большом театре написали Татьяна Кузнецова, Екатерина Беляева и Елена Федоренко, соответственно здесь, здесь и здесь.

P.S.: К 8 Марта подарил Маме набор сатинового постельного белья. Она у меня биолог и любит всё в цветочек. Только что застелили, присмотрелся — а там камелии! :) Вот такое совпадение...

фото

Tags: art, ballet, plants, theater
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 58 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →