Alexey (botalex) wrote,
Alexey
botalex

Category:

ЭВОЛЮЦИЯ В ЖИЗНИ И В РЕЛИГИИ

Взаимоотношение науки и религии – предмет непростой. Кто-то полагает, что знание и вера вполне себе совместимы, другие считают их взаимоисключающими. Так или иначе, подавляющее большинство жителей планеты по-прежнему обладает мифологическим или умозрительным типами мышления, тропным к тем или иным религиозным представлениям о мироздании. Однако, разумным видам животных свойственно передавать свои опыт и знания из поколение в поколения, отчего они способны накапливаться и систематизироваться. За считанные столетия человек разумный скопил и связал между собой в логические цепочки огромное количество сведений о материальном мире, причем не просто скопил, а научился использовать многое из наколенных знаний в повседневной практике, весьма наглядной даже для самых необразованных особей. Так, эволюция разума привела к тому, с чего я начал разговор – к конфликту научного и религиозного умов. При том, что их носители сосуществуют в любой популяции, полноценно уживаться в одном головном мозгу обе концепции никак не могут (те, кто утверждают обратное, – яркий тому пример).

Филогенетическое древо религиозной мысли

В отличие от научного, религиозное мышление не оперирует принципами критичности и достоверности. Критика допускается и существует только в отношении религиозных постулатов другого вероисповедения, ереси, сектанства, но не своего собственного; удостовериться же в адекватности религиозных когнитивных схем не только невозможно,  – в них не следует даже сомневаться, поскольку они рассматриваются как ниспосланные человеку свыше. Однако сегодня уже многие верующие люди демонстрируют двойственность умственной деятельности, в которой в разных пропорциях представлены рациональные и религиозные представления. Такие люди представляют собой как бы переходные формы в эволюции мышления.

По мере накопления неопровержимых научных фактов религия отступала, принимая и ассимилируя одну научную теорию за другой. Еще совсем недавно русское духовенство выступало с резкой критикой гелиоцентрической теории, отказываясь принимать тот факт, что Земля не есть пуп мира, вокруг которого вращаются Солнце и прочие небесные тела. Вплоть до 1815 года c одобрения цензуры издавалось школьное пособие «Разрушение коперниковской системы», в котором автор называл гелиоцентрическую систему «ложной системой философической» и «возмутительным мнением». Последним произведением, в котором критиковалась гелиоцентрическая система, стала вышедшая в 1914 году книга священника Иова Немцева «Круг земли неподвижен, а солнце ходит». Автор «опровергал» систему Коперника цитатами из Библии и работ отцов Церкви, что делали многократно и до него. И что же? – сегодня даже Его Святейшество Святейший патриарх Гундяев В.М. не рискнет утверждать, что Земля является неподвижным центром вселенной... А ведь еще недавно такое представление считалось немыслимым для духовного лица.

В повседневной жизни теорией обычно называют догадки или предположения. Когда говорят: «У меня есть теория о том, как это было», то обычно подразумевают версию, основанную на неполных или сомнительных свидетельствах. Формальное научное определение теории сильно отличается от повседневного значения этого слова. В науке теория — это комплексное объяснение некоторой группы природных явлений, подтвержденное обширным набором свидетельств. Иными словами, ничего более доказанного, чем теория, в науке не существует. Обывательскому же пониманию теории соответствует «гипотеза».

Многие научные теории имеют положение столь прочное, что едва ли будут существенно изменены в результате получения каких-либо новых данных. Например, в соответствии с той же гелиоцентрической теорией мы никогда не получим свидетельств того, что Земля не вращается вокруг Солнца, уже никогда не станем мы думать, что живые организмы не состоят из клеток (в соответствии с клеточной теорией), что материя не состоит из атомов (атомная теория строения материи) или что земная кора не разделена на твердые плиты, которые дрейфуют в геологических масштабах времени (тектоническая теория).

darwin coin
Вот такая юбилейная монета была выпущена в Великобритании в 2009 году к 200-летию со дня рождения Чарльза Дарвина.

Теория эволюции по доказанности ничем не уступает вышеперечисленным фундаментальным научным теориям, она подтверждается таким множеством наблюдений и убедительных опытов, что ученые уверены: ее основные составляющие никогда не будут опровергнуты новыми данными. Однако, как и любая другая научная теория, теория эволюции все время претерпевает уточнения в деталях по мере возникновения новых областей науки и новых технологий, которые позволяют осуществить наблюдения и опыты, невозможные ранее.

Одна из полезнейших особенностей научных теорий состоит в том, что их можно использовать для того, чтобы предсказывать естественный ход событий, а также явления, ранее не наблюдавшиеся. Например, теория всемирного тяготения предсказывала поведение объектов на поверхности Луны и других планет задолго до того, как эти предсказания удалось подтвердить благодаря исследовательским космическим аппаратам и астронавтам. Эволюционисты, открывшие тиктаалика, заранее знали, что смогут обнаружить ископаемые остатки организма, промежуточного между рыбами и наземными позвоночными, в осадочных породах возрастом около 375 миллионов лет. Их открытие подтвердило предсказание, сделанное исходя из положений эволюционной теории. Таких открытий, отвечающих принципу фальцифицируемости, необходимому для признания теории научной, было сделано превеликое множество. Вот некоторые из них:Каждое подтвержденное предсказание увеличивает доверие к теории, на основании которой оно сделано. Замечу, что за все время не было сделано ни единого научного открытия, опровергающего эволюционную теорию, и, напротив, – все междисциплинарные открытия, касающиеся жизни на Земле, укладывались в эту теорию.

science and religion

Сама по себе эволюция как научный факт уже проверена столь основательно, что биологи больше уже не пытаются доказать, что она происходила и происходит – дело это давно уже доказано и передоказано и теперь научная мысль просто отталкивается от этого факта. Свидетельства, обосновавшие первичную эволюционную концепцию Дарвина, были во множестве получены после смерти ученого не только в биологии, но и в других областях: в антропологии, астрофизике, химии, геологии, физике, математике и в других научных дисциплинах, в том числе в этологии и в социологии. Астрофизика и геология продемонстрировали, что Земля существует достаточно давно, чтобы естественная эволюция привела к возникновению всех живущих в наши дни видов. Физики и химики предоставили методы датировки, позволившие установить время, когда произошли основные эволюционные события. Исследования палеонтологов позволили выявить не только детали строения и поведения вымерших живых существ, но выстроить непрерывные последовательности в эволюционных рядах видообразования. В содружестве палеонтологические данные и возможность датированияпредоставили наглядные доказательств, отвечающие принципам фальсифицируемости. Антропология позволила получить новые сведения о происхождении человека и о возникновении особенностей человеческого поведения и общественного устройства в ходе исторического взаимодействия биологических и культурных факторов.


График, демонстрирующий долю американцев с различным вероиповедонием, считающих, что эволюционная теория лечше всего объясняет происхождение человека (Pew Research Center, 2009).

Понятно, что как более эвлолюционно-молодые, научные гипотезы начали зарождаться и отпочковываться именно в религиозной среде.

Грегор Мендель, монах Августинского монастыря Святого Фомы в Брюнне, был по совместительству биологом и физиком, и для XIX века такое сочетание было вполне нормальным. Религиозное благочестие не помешало Менделю проводить свои, ставшими хрестоматийными, опыты на горохе, ястребинках и пчелах, и стать в итоге основоположником учения о наследственности.

А вот так живший в те же времена популяризатор науки, проповедник-евангелист Филипп Госсе, отреагировал на издание фундаментального труда Чарльза Дарвина о морских желудях: «Метаморфозы, которые проходит в своем развитии личинка, – процесс столь замечательный, что кажется невероятным, но исследования м-ра Дарвина доказали, что путями, определенными Господней мудростью, маленькая водная блоха превращается в окаменелого морского желудя... Если подобные изменения имели место в области знакомых нам животных; если лошадь, например, когда-то была рыбой и прошла череду модификаций, превращаясь в окуня, угря, птицу, и однажды, скинув перья, стала жеребенком – разве это не восхитительно?!»

По совокупности накапливающихся доказательств отрицать теорию эволюции становилось всё сложнее, вот почему в новейшей истории думающие духовные лица, включая престоятелей различных христианских конфессий, начали шаг за шагам соглашаться с выводами Чарльза Дарвина и с последовавшей за ними синтетической теорией эволюции. Как оказалось, эволюционируют не только виды, но и религиозная мысль.

В 1950-ом папа Пий XII в своей энциклике Humani generis сделал следующую запись:

Ted HaggardЦитата:

«Авторитетное Наставничество Церкви не запрещает, чтобы, в соответствии с современным уровнем человеческих наук и священного богословия, люди, компетентные в обеих областях, изучали и обсуждали теорию эволюции в той мере, в какой она исследует происхождение человеческого тела как результат развития ранее существовавшего живого вещества.»





Огромное уважение у меня всегда вызывал и Иоанн Павел II. Популярнейший в Новой истории понтифик уже был беатифицирован в 2011-ом и наверняка будет причислен к лику святых в самом ближайшем будущем. Так вот, Иоанн Павел II в своей речи к Папской академии наук 22 октября 1996 года произнес следующее:

Ted HaggardЦитата:

«В своей энциклике Humani Generis мой предшественник Пий XII уже подтвердил, что не существует противоречий между эволюцией и доктриной веры в отношении человека и его призвания, если только мы не теряем из виду некоторых неизменных истин. Со своей стороны я, когда принял участников пленарного заседания вашей Академии 31 октября 1992 года, использовал [это] событие и показательный пример Галилея, чтобы привлечь внимание к насущной необходимости использования тщательного герменевтического метода в поиске реальной интерпретации боговдохновенных текстов. <…> Принимая во внимание научные исследования нашего века, а также собственные запросы теологии, энциклика Humani Generis трактует доктрину эволюционизма как серьёзную гипотезу, заслуживающую исследования и внимательного изучения совместно с противоположными гипотезами. <…> Сегодня, по прошествии более полувека со дня выхода той энциклики, новые открытия убеждают нас в том, что эволюцию следует признать более чем гипотезой. Важно отметить, что эта теория оказывает все большее и большее влияние на исследовательский дух по мере появления новых достижений в различных областях знаний. Согласие между результатами таких независимых исследований, которое заранее не планировалось и как цель не ставилось, составляет само по себе сильный аргумент в пользу этой теории».

Многие религиозные конфессии и отдельные ведущие деятели религии выступили с заявлениями, признающими теорию эволюции и отдельно оговаривающими, что теория эволюции и вера не противоречат друг другу.

Генеральная ассамблея Пресвитерианской церкви:
«Между эволюционной теорией происхождения человека и учением о Боге как Создателе нет противоречия».

Центральная конференция раввинов США:
«Если люди, получающие образование, остаются в неведении относительно эволюции, их неведение существенно подрывает их понимание мира и естественных законов, управляющих миром, а ознакомление студентов с ненаучными объяснениями, подаваемыми как научные, создает у них ложные представления о научных методах и понятиях».

Проект «Письмо священнослужителей», собравший подписи более 10 000 христианских священников:
«Мы, нижеподписавшиеся, христианские священнослужители множества разных конфессий, считаем, что вечные истины Библии и открытия современной науки могут благополучно сосуществовать. Мы считаем, что теория эволюции есть фундаментальная научная истина, устоявшая в ходе строгих проверок и ставшая основанием большой части человеческих знаний и достижений. Отвергать эту теорию или относиться к ней как к «одной из многих» — значит по собственной воле принимать плоды невежества в области науки и передавать это невежество нашим детям. Мы считаем, что человеческий разум, способный мыслить критически, есть одно из благ, дарованных человеку Богом, и что, отказываясь использовать этот дар в полную силу, мы нарушаем волю нашего Создателя. <...> Мы призываем школьные советы к тому, чтобы, сохраняя целостность программ изучения науки, включать в эти программы изучение теории эволюции как одного из столпов человеческого знания. Мы призываем к тому, чтобы наука оставалась наукой, а религия оставалась религией. Наука и религия представляют собой две очень разные, но дополняющие друг друга формы истины».

Еще один интересный научно-исторический факт изучением ископаемых останков занимается палеонтология. Как правило, осадочные породы залегают слоями, поэтому более глубокие слои рассказывают более старые истории (принцип суперпозиции). Этот принцип лег в основу стратиграфии науки о земных слоях. Данные стратиграфии позволяют определять относительный возраст окаменелостей, то есть выяснять, какие ископаемые организмы жили раньше, а какие позже. Любопытно, что автор принципа суперпозиции, датский ученый XVII века Николай Стенон (Нильс Стенсен) за свои заслуги перед церковью был в 1987 году беатифицирован (причислен к лику блаженных) всё тем же прогрессивным римским папой Иоанном Павлом II. Возможно, это единственный случай, когда католический блаженный внес столь важный вклад в развитие эволюционизма.



А что же наше Православие? Русская православная церковь искони воевала с просвещением масс. Подробнее об этом можете полюбопытствовать здесь. Похоже, что и по сей день, в наипечальнейших традициях средневекового мракобесия, навязчивыми фиксациями чиновников РПЦ становится борьба с учеными, сексуальным просвещением и «гомосексуализмом»... Одно за другим их публичные заявления оскверняют достоинство человеческого разума и попирают гуманистические основы христианства. Увы, на общем фоне стяжательства и разжигания ксенофобных настроений, РПЦ приобретает характерные черты фарисейства, а продолжая бороться с фундаментальными научными теориями, церковь наша сильно проигрывает в естественном отборе тем конфессиям, что решаются ассимилировать эволюционное учение в свои доктрины.

Впрочем, не всякая ассимилирование – благо. Одной из уродливых форм гибридизации науки и религии стало учение под названием «креационизм». Но на эту тему я, пожалую, напишу отдельный пост.

Напрасно многие думают, что все, как видим, сначала Творцом создано.
Таковые рассуждения весьма вредны приращению всех наук…

                                                                                    М. В. Ломоносов


Tags: evolution, religion
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 707 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →