Alexey Yakovlev (botalex) wrote,
Alexey Yakovlev
botalex

Categories:

АНАСТАСИЯ СТАШКЕВИЧ: МАЛЕНЬКАЯ ДРАГОЦЕННОСТЬ БОЛЬШОГО ТЕАТРА

Мал золотник, да дорог. Эта пословица невольно приходит на ум всякий раз, когда я вижу эту миниатюрную девушку с точеной фигуркой. Ее широко распахнутые глаза, открытая улыбка и природная застенчивость, казалось бы, идеально вписываются в то амплуа, что зафиксировалось за Настей в театре. Но всегда ли сложившийся сценический образ совпадает с реальными личностными качествами артиста? Насколько возможно в жестко регламентированном балетном мире вырваться за рамки своей физики и создать образ, где анатомия уступит место драме, озвученной и расписанной душой артиста? Об этом и о многом другом я побеседовал с Настей Сташкевич сразу после ее возведения в ранг ведущей солистки Большого театра – ранг нешуточный, накладывающий на артиста серьезную ответственность и в тоже время предоставляющий бо́льшие творческие свободы.

Anastasiya Stashkevich
В партии Сванильды, "Коппелия" (репетиция), Вашингтон, май 2012. © Фото Батыра Аннадурдыева


Считается, что люди, профессионально занимающиеся балетом, были лишены детства. Каково твое самое сильное детское воспоминание?

— Так.., вспоминаю... Не могу сказать, что я была лишена детства. Я очень рано, с 4 лет, начала заниматься художественной гимнастикой. И я не хотела бы иного детства. Меня никогда не тянуло во двор прыгать с другими девочками через скакалочку. Мама часто задается тем же вопросом, переживает: а не лишила ли она своего ребенка детства? Даже прямо спрашивала, не сожалею ли я о чем-нибудь. И я всегда уверенно отвечаю: нет, не сожалею. Маме казалось удивительным, насколько быстро я включилась в гимнастику. В то время как вырванные из их привычной среды дети на первой же тренировке начинали кричать, плакать, а на второй их уже и силком было не загнать в зал, я на вопрос, а хочу ли я продолжить занятия, ответила: безусловно!

Четырехлетняя девочка так прямо и ответила - «Безусловно»?! (оба смеемся)

— Нет, конечно. Это я теперь такие слова знаю, а о том времени просто сохранила свои ощущения — как мне это нравилось, как тянуло.

Неужели у тебя сохранились воспоминания с четырехлетнего возраста?

— Да, сохранились. Я очень ясно помню тот первый день, когда меня привели на гимнастику.

Из этого возраста мы обычно выносим воспоминания лишь об очень значимых событиях — либо негативных стрессах, либо о чем-то очень приятном. Наверное, тогда ты испытала сильные эмоции?

— Несомненно, эмоция было очень положительной. А вот большой стресс я испытала, когда из гимнастики меня перевели на балет. К восьми годам я уже настолько вжилась в определенный спортивный режим, что сам факт изменения привычного уклада стал для меня потрясением. Но маму поставили перед выбором: либо ее ребенку надо было переходить на профессиональный уровень художественной гимнастики, либо пробоваться в чем-то другом. Посоветовали балет, и тогда мама приняла решение, определившее мою дальнейшую судьбу. Вот тогда я действительно сильно переживала. Но сейчас ничуть не жалею. Зная гимнастическую кухню, я понимаю, насколько трудно принять факт, что в 24 года вся твоя карьера уже заканчивается. В этом плане балет все же более долгоиграющ.

А чем в этом выборе руководствовалась твоя мама?

— Мама не имела прямого отношения ни к гимнастике, ни к балету. Она просто прислушалась к совету моего тренера по гимнастике.

Анастасия Сташкевич
В партии Амура, "Дон Кихот", Большой театр, 27.11.2011. Фото Екатерины Владимировой


Была ли у тебя в детстве любимая игрушка?

— Как ни странно в детстве я любила катать машинки, и предпочитала их всем куклам. Еще мне нравилось собирать кубики. Когда я подросла, все мои игрушки разъехались по разным городам к моим многочисленным родственникам, в том числе и обе любимые машинки. Так что ничего не сохранилось.

Какую сказку ты любила в детстве больше всего?

— Сказку... (смеется). Наверное, «Золушку». Но в голове сразу всплывает не книга, а фильм.

Диснеевский?

— Нет, наш.

А мультфильмы ты тоже «наши» предпочитала?

— Да. Любила «Буратино». Кассеты с «Ну, погоди!» просто затерла. Еще очень любила сказку «Три поросенка». В Петербурге, где я родилась, была детская поликлиника, где «Три поросенка» были главной тематикой – они были нарисованы на стенах, повсюду стояли во врачебных кабинетах в виде игрушек. Вот такие у меня веселые детские воспоминания о здравоохранении (смеется).

Продолжаем тему детства. Психологи считают, что основы личности закладываются до 5-8 лет. Что по-твоему повлияло на формирование твоего характера?

— Наверное, формирование основ моей личности припозднилось. Так или иначе, мой характер коренным образом изменился только с приходом в театр. Поменялось всё восприятие жизни в общем-то.

Оно у тебя поменялось в связи с какими-то внутренними психологическими перестройками или под воздействием внешних причин?

— Постараюсь объяснить. В детстве, включая годы в училище, меня постоянно опекали. Всё мое расписание было составлено наперед – классы, репетиции, – каждый день одно и то же, все решено за тебя. А в театре я оказалась во многом предоставлена самой себе. В училище я думала: «Вот поступлю в театр, буду работать и добьюсь всего, чего хочу». А на деле все оказалось совсем не так. В общем, затянулся мой инфантильный период, а потому, только отправившись в самостоятельное плаванье по театральной жизни, я начала меняться, приспосабливаться и таким образом взрослеть.

Anastasia Stashkevich

В училище твоей одноклассницей была Полина Семионова. Существовала ли между вами какая-то конкуренция?

— Я бы так не сказала. Вместе мы проучились не так долго. Изначально у Полины были не очень хорошие природные данные. В первом классе по классическому танцу ей даже ставили «три». И вот за что я ее уважаю, так это за то, что всего она добилась собственным трудом. Правда, это я уже сейчас всё осознаю. Благодаря своему упорству Полина стала прогрессировать на глазах и очень резко пошла вверх. Эта девочка отличалась от всех. После основных уроков она оставалась заниматься самостоятельно, всегда держалась в сторонке, тогда как прочие сбивались в компании. Уже тогда она выделялась целеустремленностью и замкнутостью, ни с кем особо не дружила. В училище мне эта светлая девочка всегда очень нравилась и я не припомню, чтобы в чем-то ей позавидовала. Но танцевать мне приходилось чаще с Машей Кочетковой; мы подходили друг другу по росту, и нас ставили танцевать в паре «Ману» в «Баядерке» или в па-де-труа в театре Станиславского.

Светлана Захарова считает, что «балеринский» характер - залог выживания в балетной среде. Ты согласна?

— Смотря что подразумевать под балеринским характером. Идти напролом, перешагивать через всех и вся – это не для меня. У каждого своя дорога и у каждого свои критерии приемлемого. Считаю, что в моей профессии можно прогрессировать и добиваться успеха и без этого. А вот быть жесткой к самой себе совершенно необходимо. И такое проявление балеринского характера мне близко. Так что для меня речь здесь идет скорее о самосовершенствовании, а не о жестком конкурировании.

Есть две формулы успеха: талант + трудолюбие и целеустремленность (они сами себе дорогу пробьют, как считают многие) и талант + удача (оказаться в нужном месте в нужный час и иметь поддержку). Какова твоя формула успеха?

— Я бы поставила трудолюбие и целеустремленность на первое место, а затем – удача. Нет, скорее талант! Нет, все же талант плюс удача, вот так. Удача должна сопутствовать успеху обязательно, без нее тоже никак.

Если поместить на чашу весов удачу и трудолюбие, что важнее? Что сыграло бо́льшую роль в твоем карьерном росте,ведь за год тебя повышали дважды и теперь ты уже ведущая солистка – одна ступенька до примы-балерины.

— Интересный вопрос... Сейчас начинаю для себя анализировать... Понятно, что ни без того, ни без другого этого бы не произошло. Без трудолюбия я свою карьеру даже не рассматриваю. Никогда не поверю, что в жизни можно добиться чего-то стоящего без трудолюбия. Но есть немало трудолюбивых девочек, которые остаются в тени только потому, что им не выпадает удачного случая себя проявить. За девять сезонов в театре я сталкивалась с разными ситуациями. Если рассматривать недавние события в моей жизни, из выпавших на мою долю удач можно назвать мое прикосновение к проекту «Отражения». Огромной удачей стала для меня эта возможность вырваться из сложившегося амплуа, попробовать себя в современном танце. В проект я попала совершенно случайно. Все репетиции проекта, в котором изначально был задействован Славик (прим.: Вячеслав Лопатин), совпали с моим отпуском, и я попросила Сергея Даниляна оформить мне визу, чтобы провести отпуск вместе с мужем. Речь шла о том, чтобы оформить меня вместе со всей группой. И тогда Сергей предложил присоединиться к группе не просто в качестве сопровождающего лица, а репетировать наравне с другими на случай, если вдруг потребуется замена (мало ли что случается в балете). Я с удовольствием согласилась. И неожиданно для себя я так в это дело втянулась, что проработала всё лето наравне с другими. Так я попробовала себя в чем-то совершенно непривычном для себя и оказалось, что это тоже моё. Вот такой пример удачи.

Вернемся к сказкам, но уже к сказкам для взрослых. Женщины, в ожидании счастья, часто ассоциируют себя со сказочными героинями! Золушка заслужила его трудолюбием и терпением. Спящая царевна ничего не делала, судьба послала принца, и он ее расколдовал. Герда упорно шла к цели, невзирая на трудности и препятствия. Кто из них тебе наиболее близок?

— Золушка! (звонко смеется)

А кто же тогда твоя Фея-Крестная?

— Это моя мама.

Немного о вашем союзе с Вячеславом Лопатиным. Вы почти неразлучны и на работе, и дома (прим.: во время всего интервью Вячеслав сидел неподалеку, ревностно наблюдая за нашей беседой). Каковы плюсы и минусы такого тесного союза?

— Безусловно, плюсов больше. Честно говоря, я сначала опасалась, что если мы все время будем проводить вместе, на работе и дома, это нам быстро надоест. Говорят же, что иногда необходимо отдыхать друг от друга. Но вот мы уже полтора года как женаты, и такого пока не наблюдается. Мы друг другу не надоедаем. То, что мы близки в быту, помогает нам и в рабочем дуэте. Славику я могу честно сказать такое, чего никогда не скажу ни одному другому партнеру. Может, он на меня и обидится, но я все равно скажу (смеется). И он всегда прислушивается… А вот он сам, мне кажется, боится меня обидеть и не всегда критикует на работе. А я люблю, чтобы мне всю правду рубили! (смеется). А минусов не так много. Ну, разве что Славику приходиться раньше вставать, чтобы везти меня на класс, так как мне нужно больше времени на разогрев.

На мой субъективный вкус лучшие твои дуэты были отработаны в паре с Вячеславом. Помогает ли духовная близость в работе над образами?

— Конечно! Во-первых, мы уже очень давно танцуем в дуэте. Со школы. Как только Славик приехал к нам стажироваться, нас сразу поставили в пару. Так что у нас уже десятилетний опыт такой притирки. Во-вторых, мы дополнительно очень много времени посвящаем обсуждению нашей работы, даже дома. Если нам предстоит танцевать какой-то спектакль, мы обсуждаем его не только в течение полутора часов в зале, но и за его пределами. Бывает, я даже посреди ночи могу о чем-то его спросить. За пределами театра наш балет не заканчивается, мы говорим о нем постоянно!

В какой культурно-литературной эпохе тебе хотелось бы жить?

— Какой интересный вопрос! Никогда даже не задумывалась… Выбираю сейчас между сентиментализмом и романтизмом. Но при этом я хотела бы жить не в крестьянской среде, разумеется (смеется).

Твое любимое направление в живописи?

— Поскольку я очень люблю море, мне близка маринистика Айвазовского. Меня притягивают аквамариновые оттенки. А вообще мы стараемся по возможности посещать музеи. Помимо Третьяковки видела Айвазовского в Феодосии, в Русском музее.

В Русском музее внимательный зритель на картине «Волна» может разглядеть маленькую темную «кляксочку» с рогами. Так Айвазовский изобразил голову плывущей коровы. Предполагается, что художник пририсовал ее в шутку, чтобы хоть как-то уменьшить напряжение от разыгрывающейся трагедии кораблекрушения. Если тебе доводится играть трагическую партию, пытаешься ли ты как-то смягчить ее для зрителя, придать немного оптимизма роли?

— Нет. На сцене мне нравится именно печаль и выражать. Причем, гораздо больше, чем радость. Не знаю даже почему… В последнее время мне приходится танцевать грустные драматические балеты и делаю я это с удовольствием.

Психологи считают, что путь к женскому счастью лежит через творчество в широком смысле этого слова, скорее даже подойдет термин "креативность". Ты согласна или у тебя свой путь к женскому счастью?

— Не могу сказать, что долго добивалась своего женского счастья, крушила для этого горы. Мое счастье ходило рядом, а потом пришло время (может, я повзрослела, и по-другому научилась оценивать людей, которые рядом со мной) и я его обрела (смеется, поглядывая на Вячеслава, насупившегося за столиком неподалеку). Вот только детишек не хватает… Вот такое у меня простое женское счастье.

Anastasiya Stashkevich and Vyacheslav Lopatin as Florine and The Blue Bird
С Вячеславом Лопатиным в дуэте Флорина и Голубая Птица, "Спящая Красавица", ноябрь 2011.
Photo © Copyright 2011 Marc Haegeman at Bolshoi Theatre.


За время твоей балетной карьеры многие зрители утвердились во мнении, что диапазон твоих образов ограничен амплуа инженю. Однако, многие ведущие партии требуют более разноплановой проработки образа. Меня очень тронули твои Корали и Анюта и, как мне почувствовалось, в образе Корали ты сумела выразить тонкие драматические переходы, не свойственные наивной и чистой девушки, заключенной в рамки амплуа инженю. Что касается Анюты, здесь и подавно нужны совершенно иные краски. Как ты полаешь, удастся ли тебе выйти за рамки этого амплуа?

— Я очень стремлюсь к этому! Внутренне я ощущаю, что это не совсем мое. Дело в том, что мой внутренний мир разительно расходится с тем впечатлением, которое складывается от моей внешности. Может, я сама демонстрирую в жизни лишь те грани своей личности, что характеризуют меня таким образом. Но думаю, главная причина здесь – моя внешность. Я такая небольшая, худенькая… Мне даже само слово «инженю» не нравится, слух режет, аж передергивает. Правда! Со школы не нравится. Так что буду стремиться вырваться за рамки сложившегося амплуа.

А если говорить об «Анюте», как ты сама чувствуешь, тебе эта партия удалась? Ты выразила всё, что хотела?

— Нет, конечно. Думаю, что даже на втором спектакле мне этого не удастся сделать. Здорово, если кому-то удается раскрыться на сто процентов на премьере. В первом спектакле всегда много волнений и всяких своих заморочек, не дающих раск всего, что задумывалось, к чему стремилась. А когда ты уже осваиваешься, до мелочей прорабатываешь роль, наизусть знаешь из каких кулис и в какой момент тебе выходить, доводишь всё до автоматизма,  — вот тогда ты начинаешь самовыражаться, полностью переключаешься на образ.

А вот Корали твоя мне показалась досконально отработанной уже на премьере. Вы со Славой вложили в ваши партии особенные интерпретации. Славин Люсьен был более любящим, сюжет с предательством почти не прозвучал, его просто невозможно было винить в случившемся. Ну, и ты подыгрывала. Что это? Вы привнесли в ваши сценические образы что-то своё семейное?

— Мне кажется, здесь многое зависит от личности самого артиста. Ну, не вышло бы у Славы сыграть убедительно сознательное предательство, - сейчас погуляю с этой, затем уйду к той. Мы внимательно прочитали и самого Бальзака  – «Утраченные иллюзии» и «Блеск и нищету куртизанок». И не был бальзаковский Люсьен прожженной сволочью и карьеристом, и потому вызывает искреннее сочувствие. Хотя от спектакля к спектаклю и Славин Люсьен меняется и это зависит от многих факторов: от утреннего настроения, от общего самочувствия, от мыслей в твоей голове. Что касается моей Корали, когда нам разъясняли сюжет спектакля, на месте «и вот, появляются две прима-балерины театра» я сразу поняла, что как бы я ни вышла, образ примы-балерины одной лишь моей внешностью не создать, а потому придется брать чем-то другим. И потому внутренний мир моей Корали отличался от внутреннего мира Корали Наташи, Нины или Светы – все мы разные и отталкиваемся от того, что у нас внутри (прим. перечисляются Наталья Осипова, Нина Капцова и Светлана Лунькина). Иначе просто не сыграешь убедительно.

Anastasia Stashkevich

Ты очень неплохо заявила о себе в абстрактном танце, причем как в contemporary dance (Cinque, Remansos, Chroma), так и в неоклассике (недавние «Рубины» в «Драгоценностях» Баланчина). Насколько комфортно ты чувствуешь себя в таких партиях?

— В бессюжетных спектаклях я ощущаю себя очень комфортно. Несмотря на отсутствие сюжета я нахожу глубокие эмоции в таких постановках. Та же “Cinque” – одна музыка чего стоит! А этот голос, звучащий из оркестровой ямы вообще доводит меня до слез. В последнее время мне нравится танцевать либо такие серьезные сюжетные драматические спектакли как «Анюта» и «Утраченные иллюзии», либо такие как «Cinque» или «Рубины», «Изумруды» которые мне тоже очень понравились. А в «Рубинах» ты ощущаешь такую свободу на сцене!

А как тебе понравились декорации Большого к «Драгоценностям»?

— Когда я стою на сцене, эти декорации мне нравятся больше, чем если смотреть из зрительного зала.

А если сравнить с модерновыми декорациями Мариинки? Помнишь, там такие висюлечки, кулончики..?

— А вот этого я вообще не люблю. Как нам рассказывали педагоги из Фонда Баланчина, Маэстро вообще предпочитал голые задник и кулисы. И думаю это не только от нехватки денег. Здесь ничто не должно отвлекать от танца, от движения. А костюмы мне очень понравились.

У каждого человека есть недостатки... Ты с ними борешься, пытаясь избавиться или превращаешь их в свои достоинства?

— Я бы сказала, что мои недостатки как были при мне, так при мне и остаются (ухмылка). И не превращаю я их в свои достоинства, если честно. Не получается. Люблю себе накручивать, на пустом месте могу такую трагедию развернуть! Всегда такой была. Могу запаниковать без причины, и это очень мешает мне в жизни.

Насколько мне известно, у тебя был год вынужденного простоя в карьере. Какова причина?

— Там всё совпало. Главное – у меня заболела нога. Проблема была всего лишь в воспалении связок, но диагноз долгое время не могли установить. А поскольку мне все-таки давали что-то танцевать, приходилось принимать много обезболивающих и противовоспалительных лекарств, что в итоге привело к нарушению обмена веществ, и я хорошенько раздалась. Стала таким помпоном, будто жидкостью налилась. Но я не сдавалась, искала выход. Когда нога сильно болела и меня начали посещать мысли, что с балетом придется заканчивать, я поступила в институт, научилась водить автомобиль, потом пошла на курсы английского, прозанималась два месяца и ни слова теперь не помню (смеется), - хоть как-то пыталась отвлечься и переключиться. Ну, а как только ноге стало лучше, — вернулась в балет.

Anastasia Stashkevich

Плохой интервьюер обязательно задает вопрос про творческие планы... Почему, как ты полагаешь, не стоит этого делать?

— Потому что у нас такая профессия: неизвестно, что будет завтра. Случиться может все, что угодно, а потому мы очень не любим загадывать.

Какие еще вопросы из часто задаваемых ты считаешь глупыми?

— «А как Вы считаете, Настя Волочкова – хорошая балерина?» (звонко смеется). А вообще я очень редко даю интервью.

Ну и короткий блиц-опрос:

Если ты стихия, то какая?

— Вода.

С которой из богинь греческого Пантеона ты себя ассоциируешь?

— С Афродитой, наверное.

Если камень, то какой?

— Бриллиант.

Твое время суток?

— Вечер

Любимый цветок?

— По виду – незабудки, а по ассоциациям – ландыши, наша со Славой первая весна...

© Текст: Яковлев А.П.
______________________________________________________

Дорогие друзья!
Вы можете задать интересующие вас вопросы Насте в комментариях. Чтобы правильно адресовать ваш вопрос или комментарий, начните его с обращения: Дорогая Настя,... - это ей, или Дорогой Алексей,.. - это мне :).
Ну, и не забывайте представляться! :
)


Tags: ballet, interview, theater
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments