?

Log in

No account? Create an account
RUSSIAN DOCTOR IN TROPICS / РУССКИЙ ДОКТОР В ТРОПИКАХ
ФОРМУЛА ЖИЗНИ АРТЕМА ОВЧАРЕНКО 
10-апр-2012 08:00 pm
Не так давно я брал интервью у Артёма Овчаренко (читайте здесь). А на днях очерк об этом талантливом танцовщике написал и профессиональный балетный критик Александр Максов. Слог Александра – образец красивого русского языка, хотя на мой субъективный вкус немного высокопарный, а местами даже пафосный. Впрочем, люди балетные к одам привычны – таковы уж издержки высокого искусства. Надеюсь, Артёму звездная болезнь не грозит :)

ВСЕ ВАШИ КОММЕНТАРИИ ПРОШУ ОСТАВЛЯТЬ НА БЛОГЕ ОРИГИНАЛА.

Оригинал взят у arabesquecomp
в Александр Максов // Формула жизни Артема Овчаренко
Александр Максов продолжает рассказывать о победителях предыдущих конкурсов. На этот раз речь пойдет о солисте Большого театра Артеме Овчаренко.

***

Личность – вот что кажется важным, когда речь идет о человеке, рано и четко определившем свое призвание – стать танцовщиком. В одиннадцать лет Артем Овчаренко встал к балетному станку, в семнадцать – устремился из родного Днепропетровска в Москву, чтобы заняться серьезной профессиональной подготовкой, в двадцать один – вошел в труппу Большого театра и уже через год исполнил главную партию в балете «Щелкунчик».

Artem Ovcharenko

Молодым людям, избравшим балетную стезю, нужны примеры, образцы, и Артем Овчаренко представляется почти идеальным. Может быть, те, кто задумали реализовать свою натуру в хореографии и, соответственно, постоянно испытывают физические перегрузки, неуверенность, тревоги и душевные сомнения, возьмут в себе за образец пример Овчаренко и тем самым укрепят веру в собственные силы, откроют для себя верные пути.

Вероятно, у самого Артема нет формулы успеха, которую можно было бы записать на скрижалях. Но глядя на него, можно различить то удивительное созвучие, что формирует облик человека, который ясно видит цель и бескомпромиссно к ней приближается.


Природа наградила Артема неизбывной потребностью гармонии и научила его воспринимать мир светло и благодарно. Искусство классического танца для него – заповедная страна, идеальные законы которой он изучает с усердием и азартом. Он не реагирует на зависть и не завидует сам, чужд гневу и полон оптимизма, последовательно и педантично осваивает профессию и служит призванию. На великих примерах предшественников учится постигать балетный театр, где для него нет и не может быть жестокости, подлости или предательства. В Искусстве с большой буквы Овчаренко открывает высочайшие сферы духа. Веру в искренность человеческих отношений, способность к справедливым суждениям о себе и других, доброжелательность, чуткость и доброту артист хранит во что бы то ни стало, многое испытав в своей творческой биографии: «Для меня лучше простить чужой неблаговидный поступок по отношению к себе, чем совершить подобный самому и потом мучиться укорами совести».

Artem Ovcharenko

Роль Щелкунчика, превращающегося из механической куклы в благородного принца, имеет для Артема Овчаренко некий сакральный смысл. Это была первая ведущая партия на сцене Большого театра и одна из тех, что на пермском конкурсе «Арабеск» позволила танцовщику услышать над головой взмахи крыльев богини победы.

Свою сценическую карьеру Овчаренко начал несколько позже обычного. Выпускник Московской академии хореографии отчетливо сознавал, что для восхождения к сольным и ведущим партиям у него меньше времени, чем у других, и не терял время даром. Все силы бросил на то, чтобы методично исправлять недостатки начальной школы, развивать эрудицию, накапливать впечатления и эмоции, учить партии и готовить роли.

Сегодня репертуар Артема широк. Он являет инструментально виртуозный танец в «Класс-концерте» Асафа Мессерера и в «Simphony in C» Баланчина, скрупулезно исполняет замысловато-изысканную хореографию «Дочери фараона», безусильно воспроизводит «шарнирную» пластику балета У. МакГрегора «Chroma», выписывает бурнонвильевские трели в «Сильфиде» и предается широкому полету в образах Голубой птицы и Принца Дезире «Спящей красавицы».

Artem Ovcharenko

Особый интерес артиста вызывают роли, требующие глубокого погружения, сценического проживания. Конечно, не все созданное имеет одинаковую художественную ценность. Очевидными актерскими удачами стали партии рыцарственного и галантного Жана де Бриена в «Раймонде», влюбленного Феба в «Эсмеральде», трагически беззащитного фокинского Петрушки, Франца в «Коппелии», Ромео. Роль же Альберта в «Жизели», исполненная только раз, да и подготовленная в сжатые сроки, подтвердила, что является крепким орешком, одной из самых психологически сложных в мировом балетном репертуаре. Она оставила впечатление эскиза намеченного танцовщиком, сосредоточенного на хореографическом тексте.

Но – все впереди. Чуждому склок, самопиара и истерических взрывов Артему Овчаренко, похоже, не грозит звездная болезнь. В жажде совершенства он отнюдь не одержим желанием поскорее расположиться на заманчивом для многих высокогорном плато премьерства. Трезвым умом и чистым сердцем Артем понимает, что быстро достигнуть вершины балетной иерархии можно, но можно при этом и потерять высокую цель.

© Александр МАКСОВ
Фото: Дмитрий Константинов [info]d_konstantinov

This page was loaded дек 14 2017, 2:22 am GMT.